2010

Фев
12

Джон Богл / John Bogle

Обучение торговле акциями на NYSE, Nasdaq, Amex

Джон Клифтон “Джек” Богл (John Clifton “Jack” Bogle). На сегодняшний день сотни миллиардов долларов вложены инвесторами в индексные фонды, приносящие стабильный доход и отличающиеся низкими издержками. За великолепную возможность получать прибыль с вложенного капитала, не прилагая больших усилий и не пытаясь “переиграть” рынок, инвесторы должны благодарить одного человека – Джона Богла. Близкие, коллеги, а часто и журналисты называют его Джеком.

Богл основал компанию Vanguard, ныне управляющую вторым по размеру активов семейством взаимных фондов в мире, и в 1976 году представил на рынок первый индексный фонд акций, фактически совершив революционный прорыв в отрасли. Его идея, которую он развил еще в дипломной работе во время учебы в Принстоне, была проста как все гениальное. Осознав, что в долгосрочной перспективе большинство инвесторов, включая взаимные фонды, отстают от рынка, а комиссии за транзакции и управление активами еще более снижают доходы вкладчиков, Богл создал индексные фонды, просто отслеживающие рынок. Эти фонды не испытывают необходимости ни в дорогостоящих специалистах по выбору акций, ни в высокой оборачиваемости портфеля и, следовательно, позволяют инвестировать, не отдавая значительную долю доходов управляющим активами.

По мнению самого Богла, его главным свершением в жизни стал “возврат взаимности во взаимные фонды”. Звучит просто, но на самом деле это оказалось чрезвычайно трудной задачей, и, выполняя ее, Богл нажил немало врагов. В предисловии к своей первой книге, изданной в 1994 г., он написал о себе: “Я приобрел известность как бунтарь в индустрии взаимного инвестирования. Среди игроков индустрии я, вне всякого сомнения, являюсь ее самым резким критиком. И не потому, что я считаю эту отрасль плохой; скорее, потому что отрасль может быть намного лучше, чем она есть”. Как отметил десятью годами позже генеральный прокурор Нью-Йорка Элиот Спитцер (Eliot Spitzer), “успех Богла, превратившего Vanguard в гиганта отрасли, доказывает возможность поступать с клиентами правильно и при этом процветать”.

Саркастическое прозвище “Святой Джек” и неприязнь коллег из фондового бизнеса Богл получил за его бесконечные тирады о чувстве долга перед клиентами и критику управляющих компаний за их непомерные, по его словам, комиссионные. “Святым Джеком” Богла называют также за тон его выступлений и комментариев, в которых он старался казаться более честным и благородным, нежели управляющие других фондов, сотворил для него репутацию.

Для многих конкурентов Богл — вечное “бельмо в глазу”, что неудивительно, учитывая жесткость его оценок. Он заявляет, что менеджеры узурпировали власть у собственников, а директоров взаимных фондов называет “совершенно бесполезными придатками”. Финансовая пресса, напротив, как правило, воспринимает его идеи с энтузиазмом. Журналисты неоднократно отзывались о Богле как о совести отрасли и лучшем друге инвесторов. В одном из интервью пару лет назад его спросили, задевает ли его тот факт, что в последние годы его почти не приглашают на отраслевые мероприятия. Ни в малейшей степени, ответил Богл. По его словам, если бы в финансовом секторе кто-то провел опрос относительно самой непопулярной личности, он не только, наверняка, одержал бы победу, но и с трудом смог бы назвать кандидата на вторую позицию. С другой стороны, – и в этом причина его равнодушия к неприязни со стороны финансовой элиты, — если бы среди инвесторов был проведен опрос о том, кто является наиболее популярным представителем финансового бизнеса, он совершенно убежден, что получил бы большинство голосов, и опять не знает, кто мог бы стать вторым.

Таких, как Богл, часто называют прирожденными лидерами, но сам он не считает себя таковым. По его словам, он “всегда был только решительным, ответственным, реалистичным парнем, которому, в силу каких-то причин, была дана редкая возможность изменить способ инвестиций в Америке”. Что его отличало, так это способность не упускать из виду конечную цель, не терять оптимизма и никогда не бросать начатого на полпути. Выступая в Уортонской школе бизнеса (Wharton School of Business) перед участниками программы MBA для руководителей, Богл заявил, что в его представлении лидерство – это обладание идеей и способность увлечь ею других, заставить разделить ее. Оно является позитивным качеством, даже добродетелью, и не основывается на власти, страхе или финансовых стимулах. В конечном итоге, Богл стал лидером, потому что таков был его жизненный выбор, и у него хватило воли, решимости и энергии следовать ему. Джеймс Норрис (James Norris), менеджер Vanguard, сам участвовавший в программе MBA, писал, что изучать человека, подобного Боглу, с целью обретения формулы лидерства – значит обречь себя на разочарование. Это все равно что изучать Микеланджело или Шекспира: можно подражать, имитировать, пытаться превзойти, но просто невозможно вывести все объясняющую формулу для Давида или “Гамлета”.

Богл утверждает, что “всегда был ужасным идеалистом – или прекрасным идеалистом”. Причем с возрастом его идеализм нисколько не ослабел. Напротив, по его словам, сейчас он “идеалист в гораздо большей степени, чем мог себе представить, когда заканчивал колледж”. Идеализм Богла основывается на вере в систему капитализма, в великие возможности Америки, и эта вера поддерживает в нем “вечный оптимизм”, сознание того, что “человечество движется к лучшему, а не к худшему”. Вот только один из примеров его жизненного настроя. Сразу после трагических событий 11 сентября на первой странице лондонской “Times” была помещена фотография того, что осталось от башен-близнецов, с подписью “Добро восторжествует над злом”. Богл распорядился вставить эту страницу в рамку и вывесить перед своим офисом.

Богл твердо убежден в том, что люди, стоящие во главе большого бизнеса, “обязаны заботиться о стране, а не только о себе”, ибо только внушающая доверие деловая и финансовая система может обеспечить социальный прогресс внутри страны и сохранение лидерства Америки в мировом масштабе. Можно сказать, что вся деятельность этого человека проникнута глубоким ощущением выполняемой им исторической миссии. Он рассказывал, что однажды собрал группу портфельных менеджеров на совещание, где речь шла об экономическом цикле и способности рынка к самокоррекции, и один из менеджеров спросил: “Почему бы нам просто не подождать, пока невидимая рука Адама Смита не позаботится обо всем?” Взглянув на него, Богл ответил: “Боже, разве Вы не знаете, что мы и есть невидимая рука Адама Смита?”

Способность Богла воплощать в жизнь новаторские идеи и совершенствовать окружающий мир коренится в складе его натуры. Он всегда ставил перед собой большие цели и шел к ним с непоколебимой уверенностью в своем умении правильно оценивать ситуацию и изменять ее так, как он сочтет нужным. Он говорил: “Бог создал немного людей, обладающих большей решительностью, чем я”. Отличительной чертой Богла был необычайно сильный дух соперничества. Один из его бывших помощников характеризовал своего босса как “неистового борца”, чьи “бойцовские качества проявлялись в дебатах, в ведении переговоров, в схватках один на один, в выступлениях в защиту своих убеждений и в любых других делах, за которые он брался, – от решения кроссвордов до сражений на корте для сквоша”.

Умением бороться и добиваться своего Джек Богл обладал с самого детства, а может быть, уже в утробе матери. Существует теория, что бойцовский темперамент часто формируется у детей-близнецов, а у Джека был брат-близнец Дэвид. Братья появились на свет 8 мая 1929 года. В это время родители мальчиков располагали средствами и жили в собственном доме в фешенебельном районе городка Верона, штат Нью-Джерси. Но после обвала фондового рынка в 1929 году Богл-отец был вынужден продать дом. Семья лишилась своего небольшого состояния, и, как только сыновья немного подросли, им пришлось взяться за работу. В 10-летнем возрасте Джек разносил почту и подрабатывал в кафе-мороженом. Тем временем отец стал много пить, в начале 1940-х потерял работу, а еще через несколько лет разошелся с матерью Джека и оставил семью. Позже Богл говорил, что эти тяжелые впечатления ранней поры жизни превратили его в финансового консерватора и возбудили в нем сильнейшее желание добиться успеха, дабы восстановить доброе имя семьи.

Из-за отсутствия средств Джек и его брат первые несколько лет учились в государственной школе, однако когда они должны были переходить в старшие классы, мать забрала их оттуда и отдала в Академию Блэр (Blair Academy). Это была частная мужская общеобразовательная школа, ставившая целью подготовить учеников к вхождению в высшие слои американского общества. Разумеется, семья Боглов не могла позволить себе платить за обучение детей в частной школе. Проблему помог решить брат матери, занимавшийся инвестиционно-банковским бизнесом и предоставивший мальчикам стипендии от фирмы.

Джек добился отличных результатов как в науках, так и в спорте, закончив школу вторым в своем классе. И преподаватели, и соученики были уверены в его будущем успехе. Он покинул Академию Блэр в мае 1947 года, испытывая чувство величайшей благодарности, и спустя годы стал крупнейшим спонсором школы. Это вполне вписывается в американскую традицию, согласно которой ученики, добившиеся успеха жертвуют деньги для своей alma mater. С 1986 по 2001 гг. Богл являлся председателем ее попечительского совета.

Джек поступил в колледж Принстонского университета, где выбрал своей специальностью экономику. Свою учебу он финансировал за счет стипендии и различных студенческих подработок. Мать не могла обеспечить Джеку финансовую поддержку, но он, тем не менее, чувствовал себя глубоко обязанным ей и двум своим братьям, поскольку семья приняла решение, что только один из трех сыновей будет учиться в колледже, и выбор пал на него. Остальные двое должны были трудиться полный рабочий день, чтобы обеспечивать семье средства к существованию. В данных обстоятельствах Джек еще более укрепился в своем стремлении достичь профессионального успеха.

В последний год учебы в Принстоне Богл должен был написать дипломную работу и выбрал в качестве темы индустрию взаимных фондов. В то время эта сфера была невелика и сравнительно мало известна. Однако Джека чрезвычайно заинтересовала статья, опубликованная в выпуске журнала Fortune за декабрь 1949 года, где утверждалось, что взаимные фонды обладают огромным потенциалом для развития. Джек собрал и проанализировал множество материалов и представил дипломную работу размером в 123 страницы, заслужившую высшую оценку А+. В ней были сформулированы основные принципы деятельности взаимных фондов, впоследствии использованные автором при создании Vanguard Group. Важнейшими из них были сведение к минимуму коэффициента оборачиваемости активов и величины операционных расходов, создание новых типов фондов, а также честность и открытость в общении с инвесторами.

В мае 1951 года Богл окончил университет, получив диплом с отличием (magna cum laude) по экономике, но не счел свое образование законченным. Стремление еще более расширить свои профессиональные познания заставило его продолжить учебу в высшей школе. С 1952 по 1959 гг. Джек по вечерам и выходным посещал занятия в Вечерней школе бизнеса и финансов при университете Пенсильвании.

Свое первое рабочее место по окончании колледжа Джек Богл обрел благодаря контактам, ради которых столь многие студенты выбирают для учебы престижные университеты. Менеджер его университетского обеденного клуба обратился к выпускнику Принстона Уолтеру Моргану (Walter L. Morgan), являвшемуся основателем и главным исполнительным директором четвертого по размеру в США взаимного фонда Wellington Fund, и порекомендовал Богла ему в качестве сотрудника. Морган поручил двум своим менеджерам поговорить с Боглом, и они, будучи под сильным впечатлением от интервью, уговорили босса прочитать дипломную работу молодого претендента. Последовав их совету, Морган пришел в такое восхищение, что распорядился сделать копии и раздать их для прочтения каждому из пятидесяти сотрудников Wellington.

Морган принял Богла на работу, не имея ясного представления о том, чем тот будет заниматься. Придя в фонд 4 июля 1951 года, Богл в течение нескольких лет выполнял целый ряд рутинных обязанностей канцелярского и административного характера, работая непосредственно с Морганом. Наконец в 1955 году он был официально назначен помощником руководителя. На протяжении следующих семи лет он получал задания, связанные с самыми различными сторонами работы компании, и воспользовался этим, чтобы детально изучить все аспекты бизнеса взаимных фондов.

В конце 1950-х гг. Богл начал уговаривать Моргана открыть второй взаимный фонд. Wellington являлся сбалансированным фондом, инвестировавшим как в акции, так и в облигации. Богл предложил создание нового фонда, ориентированного исключительно на акции. Идея понравилась Моргану, и новый фонд был представлен на рынок в 1958 году. Первоначально он был назван Wellington Equity Fund, но в 1963 году переименован в Windsor Fund. Фонды Wellington находились под управлением отдельной фирмы, называвшейся Wellington Management Company. В 1960 году Уолтер Морган осуществил публичное размещение ее акций. Сохранив у себя контрольный пакет, он продал значительное количество акций другим инвесторам, включая Богла, который приобрел 10000 из 877800 акций фирмы.

В 1965 году Богл был назначен на должность исполнительного вице-президента с поручением повысить доходы Wellington Management Company. Ему было очевидно, что это можно сделать за счет увеличения активов, находящихся в управлении компании. Оптимальным способом добиться данной цели Богл считал создание нового фонда, ориентированного на достижение высокой доходности. Но такой фонд, в первую очередь, нуждался в эффективном управлении инвестиционным портфелем, обрести который, по мнению Богла, проще всего было путем слияния. Поэтому он вступил в переговоры с бостонской компанией Thorndike, Doran, Paine and Lewis (TDP&L), оказывавшей консалтинговые услуги в сфере инвестиций. В управлении TDP&L находился Ivest Fund, который, при сравнительно небольших размерах, показывал в то время лучшие результаты в США среди взаимных фондов. Переговоры оказались успешными, и в 1966 году две компании объединились под именем Wellington Management Company, в которой владельцы TDP&L получили 40-процентную долю. По мнению обеих сторон, участвовавших в сделке, TDP&L привносила в объединенную компанию свои навыки, богатый опыт аналитической работы плюс репутацию надежной компании с консервативными принципами инвестиционного управления. Предполагалось, что вновь созданная компания, таким образом, сможет предложить клиентам гораздо больше вариантов инвестирования их средств.

Впрочем, для Богла слияние, которого он добивался, обернулось сплошной головной болью. Несмотря на то что он был назначен президентом и главным исполнительным директором объединенной компании, у него возникли серьезные трудности при попытке достичь договоренности с новыми партнерами из Бостона. Через некоторое время разногласия между ним и бостонской группой вылились в открытую вражду. Богл и его партнеры имели различные мнения в отношении инвестиционных стратегий. Например, в 1970 году бостонская группа резко воспротивилась предложению Богла представить на рынке облигационный фонд. По рассказам свидетелей, один из бостонцев даже заявил Боглу, что предложение по поводу облигационного фонда является “самой глупой идеей, какую он когда-либо слышал”. Враждебность также объяснялась различием в методах руководства. Богл был чрезвычайно уверен в себе, предпочитал авторитарный стиль и не верил в эффективность участия подчиненных в принятии решений. Его бостонские партнеры, напротив, были убеждены в пользе такого участия, при котором основной акцент делается на достижении консенсуса. Кроме того, они не были ярыми сторонниками детального подхода, что не могло не возмущать Богла, отличавшегося большой скрупулезностью.

Обострению управленческого конфликта в какой-то мере способствовали и проблемы со здоровьем Богла, который страдал тяжелой сердечной недостаточностью и в 1960-х гг. перенес несколько остановок сердца. Он был вынужден периодически ложиться в больницу, и в конце концов ему был имплантирован электрокардиостимулятор.

Разногласия между сторонами особенно углубились на фоне весьма слабых финансовых результатов, продемонстрированных фондами в начале 1970-х гг. В результате резкого спада на фондовом рынке, имевшего место в 1973 г., совокупные активы под управлением Wellington сократились с максимальной величины $ 2,6 млрд., зафиксированной в 1972 г., до $ 2 млрд. в конце 1973 г. Прибыль Wellington Management Company уменьшилась с $2,7 млн. в 1972 г. до $1,9 млн. в 1973 г. Стоимость акций компании, которая на момент слияния составляла $40, к началу 1974 г. упала до $8.

Конфликт между Боглом и бостонской группой достиг высшей точки в начале 1974 года и разрешился в пользу последней. На заседании совета директоров Wellington Management Company, состоявшемся 23 января 1974 года, десятью голосами “за” при двух воздержавшихся было принято решение уволить Богла. Чтобы смягчить удар, совет также проголосовал за то, чтобы сохранить за ним текущий оклад, оставив на работе в должности консультанта.

Богл решил не сдавать позиций и бороться за сохранение контроля над компанией. Он обратился к советам директоров фондов Wellington, которые функционировали отдельно от совета директоров Wellington Management Company, только что принявшего решение о его увольнении. Богл предложил каждому из советов директоров рассмотреть возможность взятия на себя функций управляющей компании.

Советы директоров взаимных фондов решили нарушить традицию, сохранив за Боглом должность своего президента. Кроме того, они совместно попросили его провести крупномасштабное исследование, касающееся будущих направлений работы и перспектив взаимных фондов. Они также обратились к Wellington Management Company с просьбой выплачивать Боглу жалование и предоставить ему помещение для проведения исследования.

В качестве следующего шага Богл предложил советам директоров фондов перенять ответственность за их собственные административные функции (юридические и бухгалтерские). 20 июня 1974 года совет директоров группы инвестиционных компаний Wellington проголосовал в пользу предложения Богла. Было решено, что Wellington Management Company продолжит исполнять обязанности инвестиционного консультанта и главного андеррайтера фондов. Однако ежегодные выплаты в ее адрес со стороны фондов должны были сократиться на $1 млн. в связи с тем, что управляющая компания прекращала оказание административных услуг.

С целью осуществления административных функций Богл образовал новую компанию, которая была названа Vanguard Group. Компания получила свое имя в честь флагманского корабля, на котором лорд Нельсон находился в ходе знаменитого сражения на Ниле в 1798 г., когда британский флот одержал победу над французским. Vanguard Group участвовала в управлении одиннадцатью фондами, принадлежавшими прежней Wellington Group, с этого момента известной как Vanguard Group of Investment Companies. Новая компания была зарегистрирована в качестве юридического лица 24 сентября 1974 года.

Богл утверждал, что, создавая Vanguard Group, он устанавливал новый метод корпоративного управления. По его словам, идея Vanguard являлась революционной в том смысле, что это был единственный по-настоящему “взаимный” фонд, и таковым его делал отличный от других способ распределения прибыли. Прибыли, генерируемые всеми остальными взаимными фондами, поступали в управляющую компанию, а у Vanguard они возвращались в фонды, что позволяло снижать издержки и увеличивать показатель прибыльности фонда .

Новым важным этапом в обретении независимости Vanguard от Wellington Management стало принятое в 1977 году решение изъять из ведения Wellington размещение акций среди инвесторов. В то время акции фондов размещались при посредстве фондовых брокеров, которые взимали за свои услуги комиссионное вознаграждение (так называемую “нагрузку”). Богл предложил действовать без фондовых брокеров, продавая акции пайщикам напрямую. Решение 1977 года превратило Vanguard в фонд, предлагающий акции “без нагрузки”. С точки зрения инвесторов это было большое преимущество, поскольку торговая комиссия, или “нагрузка”, ранее взимаемая за покупку акций фонда, означала снижение доходности инвестиций.

Окончательный разрыв некогда тесных связей между Vanguard и Wellington Management произошел, когда последняя утратила оставшиеся полномочия, связанные с управлением инвестициями. В 1980 году для двух новых фондов, которые компания Vanguard вознамерилась представить на рынок, были наняты два инвестиционных консультанта “со стороны”. В 1981 году Vanguard взяла на себя функции консультирования своих фондов денежного рынка и муниципальных облигаций. Затем Богл пригласил ряд сторонних консультантов для различных фондов акций, входивших в состав Vanguard. В 1995 году на Vanguard работали 14 независимых фирм, оказывающих услуги инвестиционного консалтинга. Только для своих индексных фондов акций Vanguard осуществляла инвестиционный консалтинг без привлечения внешних сил.

Помимо отказа от услуг компании по управлению инвестициями и перехода к системе продажи акций “без нагрузки”, важным элементом стратегии низких расходов Vanguard стала минимизация затрат на рекламу и продвижение услуг фондов на рынке. К 1990 г. Vanguard утверждала, что тратит на эти цели вдесятеро меньше своих крупнейших конкурентов. Бережливость компании получила отражение в ее коэффициенте расходов, который в 1974 году составлял 0,71% в сравнении с 1,08% в среднем по отрасли. К 1993 г. Vanguard удалось снизить коэффициент расходов до 0,30%, тогда как среднеотраслевой показатель даже немного вырос, достигнув 1,10%.

Богл также реализовал заявленные еще в дипломной работе 1951 года идеи относительно введения на рынок новых типов фондов. В числе трех наиболее значимых инноваций, осуществленных по его инициативе и под его руководством, следует назвать создание облигационных фондов, фондов денежного рынка и индексных фондов акций (а также индексного облигационного фонда). Каждый раз Боглу приходилось действовать в обстановке недоверия и выдерживать многочисленные критические нападки со стороны профессионалов отрасли. И в каждом случае предложенный им новый продукт занимал устойчивые позиции в структуре отрасли взаимных фондов, становясь ее неотъемлемой составляющей. Особенно большое значение Богл придавал индексным фондам акций. Он считал, что очень немногие портфельные менеджеры способны на протяжении длительного времени добиваться результатов, превышающих среднерыночные, и, кроме того, таких менеджеров практически невозможно распознать заранее. Поэтому, утверждал Богл, инвесторам гораздо выгоднее вкладывать свои деньги в фонд, который просто стремится идти “в ногу” с рынком, отражая динамику определенного рыночного индекса. Индексный фонд имеет еще одно важнейшее преимущество, поскольку не требует активного управления портфелем и, следовательно, уплаты высокого жалования инвестиционному управляющему.

Первый индексный фонд Vanguard, привязанный к индексу Standard and Poor’s 500, был представлен на рынок в 1976 г. В феврале 1996 г. он занимал второе место среди взаимных фондов США по размеру активов и опережал 85% всех диверсифицированных фондов акций по показателю доходности за последние 15 лет. Kiplinger’s Personal Finance Magazine сообщал в 1996 году, что только шесть из активно управляемых фондов самой Vanguard смогли в пятилетнем периоде показать более высокие результаты, чем фонд Vanguard Index 500.

К концу 1995 года семейство Vanguard предлагало инвесторам 85 различных взаимных фондов, из которых 29 имели традиционные портфели, управляемые сторонними инвестиционными компаниями, 37 инвестировали в определенные категории активов (инструменты денежного рынка, облигации), а 19 являлись индексными. Совокупные активы этих фондов составляли почти $180 млрд. Годом позже количество фондов возросло до 98, а активы достигли $237 млрд.

В период пребывания на посту главного исполнительного директора Vanguard Group Богл сумел воплотить в жизнь и третий элемент своей оригинальной концепции: честное и открытое общение с акционерами фондов. На протяжении многих лет он приобрел широкую известность благодаря своим откровенным предостережениям в адрес инвесторов, которые содержались в годовых отчетах компании, а также благодаря частой и резкой критике рекламной политики в отрасли. Главным объектом его критических высказываний являлось обыкновение управляющих компаний усиленно расхваливать результаты прошлых периодов с целью создать впечатление, что будущие достижения должны быть столь же хороши. В качестве примера абсолютной открытости Богла в отношении перспектив собственной компании стоит привести цитату из его обращения к акционерам в годовом отчете за 1996 год: “Мы подчеркиваем, что высокие показатели абсолютной доходности, продемонстрированные нашими индексными фондами в 1996 году, не должны рассматриваться как символ будущих успехов. Все эти достижения превышали средние показатели фондового рынка в долгосрочной исторической перспективе; такие исключительно сильные результаты не сохраняются навсегда”.

При этом следует отметить, что огромное самомнение Богла наносило серьезный вред его отношениям с коллегами по профессии. Он часто без всякой необходимости восстанавливал против себя людей как равных ему по положению, так и вышестоящих, а сотрудников приводил в состояние испуга и подавленности. Наиболее ярким примером противостояния с коллегами по профессии является история его взаимоотношения с инвестиционной группой из Бостона в период его работы в Wellington Fund. Хотя основой конфликта были фундаментальные различия в подходе к бизнесу, ситуация значительно обострялась в силу неприятия Боглом обсуждений его решений и его явного презрения к способностям и мнениям бостонских партнеров.

Отношения Богла с сотрудниками представляли собой своеобразную совокупность любви и стресса, в которой любовь все же, как правило, одерживала верх. Один эксперт, консультировавший Vanguard по вопросам, связанным с персоналом, рассказывал, что “большинство людей, вступивших в прямой контакт с Боглом, бывают очень напуганы. Они уважают его, но он внушает им страх. Они боятся идти на совещания, потому что их будут за что-либо разносить или заставят что-либо отстаивать. Джек Богл не принадлежит к современным менеджерам с демократичным подходом к управлению. Тот, кто имеет с ним дело, испытывает дрожь в коленках”. В то же время консультант отмечал, что Богла ценили за заботу о подчиненных и доступность для контакта.

С точки зрения сотрудников, сильные стороны его натуры намного перевешивали грубоватость и жесткость. Так, по словам одного из высших менеджеров Vanguard, Богл как руководитель мог быть “импульсивным, переменчивым, черствым и бесчувственным, мог заставить собеседника “чувствовать себя абсолютным тупицей”, — и при всем том этот менеджер не поменялся бы рабочим местом ни с кем другим, потому что именно работая у Богла, смог “изучить все явные и скрытые особенности отрасли самым лучшим образом”. Он также добавлял, что Богл чрезвычайно предан своим сотрудникам и не скупится на похвалу, когда кто-либо из них демонстрирует хорошую работу.

К середине 1990-х гг. проблемы Богла со здоровьем серьезно обострились, и в 1996 году Джэк Богл, чью жизнь многие годы поддерживал кардиостимулятор, перенес операцию по пересадке сердца. В начале того же года он оставил пост главного исполнительного директора Vanguard, оставшись почетным председателем совета директоров. В конце 1999 года Богл покинул совет после неудачной попытки обойти правило, предусматривающее обязательный выход директоров Vanguard на пенсию в возрасте 70 лет. С этого момента начался третий этап карьеры этого неутомимого человека: ныне он является президентом аналитической фирмы Bogle Financial Markets Research Center, входящей в структуру Vanguard.

Богл и его жена Ив проживают в штате Пенсильвания, в местечке Брин-Мор, расположенном к западу от Филадельфии. У них шестеро детей и двенадцать внуков. Интересно, что сын несгибаемого сторонника индексных фондов руководит активно управляемым фондом. Впрочем, Богл не считает это проблемой. На вопрос журналиста Time по этому поводу он ответил, что в 50-летнем периоде около 4% всех управляющих фондами добиваются результатов, превышающих среднерыночные. Только плохо знающий его человек способен предположить, что он не верит в возможность попадания собственного сына в эти 4%.

Богл является автором целого ряда книг, пользующихся заслуженным интересом в финансовом мире. Первая книга, изданная в 1993 году издательством Irwin Professional Publishing под заголовком “Богл о взаимных фондах: новые перспективы для разумного инвестора” (“Bogle on Mutual funds: New Perspectives for the Intelligent Investor”), сразу стала бестселлером. Ее содержанием явились основы инвестирования во взаимные фонды и обсуждение преимуществ индексных фондов. В 1996 году то же издательство выпустило книгу журналиста Роберта Слейтера (Robert Slater) “Джон Богл и эксперимент Vanguard: человек, преобразовавший отрасль взаимных фондов” (John Bogle and the Vanguard Experiment: One Man’s Quest to Transform the Mutual Fund Industry), которая была написана в сотрудничестве с Боглом и по его инициативе. Работа Слейтера была интересна тем, что по сути представила “первый авторский взгляд изнутри” на одну из ведущих компаний взаимных фондов.

В сентябре 2005 года в свет вышла пятая книга Богла, получившая название “Битва за душу капитализма” (“Battle for the Soul of Capitalism”). О ее содержании говорит фраза на обложке: “Как финансовая система расшатала социальные идеалы, подорвала веру в рынки, обокрала инвесторов на триллионы и что с этим делать”. Страницы книги на самом деле напоминают поле битвы: Богл восстает против “патологической мутации” от “капитализма собственников”, при котором вознаграждение доставалось владельцам капитала, к “капитализму менеджеров”, чьи доходы совершенно вышли из-под контроля.

Богл внес немалый вклад в развитие отрасли, участвуя в работе различных профессиональных объединений и государственных организаций. В 1969-70 гг. он был председателем совета управляющих Института инвестиционных компаний (Investment Company Institute), а затем до 1974 г. оставался членом совета. Также он занимал должность председателя Комитета по инвестиционным компаниям Национальной ассоциации дилеров по ценным бумагам. В 1997 г. тогдашний председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам США Артур Левитт (Arthur Levitt) назначил Богла членом только что созданного Совета по независимым стандартам. С сентября 1999 г. он является председателем совета Национального конституционного центра. До декабря 2005 года он также состоял директором Instinet Corporation. Он член Комиссии по инвестиционным фондам и частным предприятиям при исследовательской фирме Conference Board, а также член инвестиционного комитета научного общества Phi Beta Kappa Society.

Список отличий и наград, полученных Боглом, слишком длинен, чтобы приводить его полностью, однако нельзя не назвать хотя бы некоторые из них. За последние 10 лет американские университеты, включая его родной Принстон, присудили “отцу индексных фондов” 11 почетных докторских степеней в таких областях знания, как право, гуманитарные науки и деловое администрирование. В 1996 году Богл стал первым в рейтинге управляющих фондами журнала Fund Action. Годом позже издание “Лидерство в финансовых услугах” включило его в число “финансовых лидеров XX века”. В 1998 он получил приз за профессиональное совершенство от Ассоциации инвестиционного менеджмента и аналитики (Association for Investment Management and Research) “за выдающиеся достижения, практическое мастерство и качества истинного лидера, внушающие уважение к инвестиционной профессии”. В 1999 году журнал Fortune назвал его одним из четырех “гигантов XX века” в инвестиционной индустрии, а Barron’s поместил его имя в инвестиционный зал славы. Тогда же Принстонский университет присудил Боглу медаль Вудро Вильсона за “выдающиеся достижения в служении нации”. В 2004 году журнал Time назвал его “героем и кумиром” в числе “100 наиболее могущественных и влиятельных людей в мире”. В том же году ему была присуждена пожизненная награда за достижения (Lifetime Achievement Award) журнала Institutional Investor.

Интересы Богла не ограничиваются областью инвестиций. Он чрезвычайно интересуется историей, является членом Американского философского общества и Американской академии искусств и наук. Несмотря на тяжелое заболевание, Богл всегда вел физически активный образ жизни, любил пешие прогулки, увлекался различными видами спорта, включая велосипед, парусный спорт и сквош.

Богл далеко не считает себя непогрешимым. “Я могу заверить вас, что я не святой. Если вы не верите, спросите мою жену”, — шутит он. Но его карьера, по его же словам, была одной “сплошной радостью”, и, по его твердому убеждению, “никто в этом бизнесе не получал больше удовольствия”. В одном из недавних интервью Богла спросили, собирается ли он теперь, когда его возраст приближается к восьмидесяти, жить более спокойной жизнью. Богл ответил, что когда люди “сбавляют обороты, они начинают стареть”, и этот процесс превращается в “самоисполняющееся прорицание”. Он же все еще полон энергии и уверен, что ему по-прежнему есть что сказать миру.

Обучение торговле акциями на NYSE, Nasdaq, Amex

Лучшие посты месяца

Комментарии

Самое интересное

Группа Вконтакте

Партнеры

Облако тегов

Меню: