2015

Oct
7

Крамер Джим – История одного манипулятора

Обучение торговле акциями на NYSE, Nasdaq, Amex

Филолог, писатель, журналист, финансовый аналитик, специалист по интернет-трейдингу, основатель первой в русскоязычном интернете Школы биржевого трейдинга vCollege и колумнист Insider.pro Сергей Голубицкий рассказал о том, как харизма может оказаться еще более эффективным инструментом влияния, чем ученый статус.

Парадокс доверия к финансовым аналитикам в ущерб финансовым журналистам объясняется двумя факторами.

С одной стороны, такой характерной особенностью мифологизированного сознания масс как доверие к «ученому статусу» (у аналитиков это — аура профессионализма, тогда как журналисты в народном представлении — скоморохи, призванные развлекать, но не научать).

С другой стороны, доверие к аналитикам объясняется еще одной мифологемой, которая реализуется в более узком — биржевом — пространстве. Речь идет о механизме, вызывающем краткосрочные колебания котировок и связанным не с объективной реальностью (например, с показателями квартальной отчетности), а с отражением этой реальности в субъективных оценках рынка. Иными словами, цена акций растет не потому, что эмитент рапортовал о высокой прибыли, а потому, что эта прибыль превысила так называемые whisper numbers, «нашептанные» финансовыми аналитиками.

Сегодня я расскажу историю самого уникального персонажа мировой финансовой массмедиа — Джеймса «Джима» Креймера.

У английского языка есть удивительная особенность превращать существительные в глаголы. Берешь слово «call» — «зов», «вызов», «звонок», добавляешь частицу «to» и получаешь «to call» — глагол «звонить». Высший пилотаж — это «оглаголивание» имени собственного.

Навскидку в голову приходят несколько «оглаголенных» персонажей. Любопытно, что получившиеся производные и их истории-«исходники» обычно носят негативный характер. Однако такая ситуация одновременно является кульминацией народного признания для человека, чье имя превратили в глагол (то есть оно стало нарицательным действием).

Так, после семикратно неудачного удара по воротам российского футболиста Кержакова во время чемпионата Европы в 2012 году, британские журналисты ввели в обиход новый глагол «to Kerzhakov» — «промазывать отовсюду». Впрочем, прославленный объект насмешки ничуть не обиделся, иронично заявив, что британцам явно «не хватает словарного запаса».

Еще один знаменитый персонаж — доктор Джек Кеворкян, пламенный адепт эвтаназии, великодушно облегчивший земные страдания 130 пациентам (после чего был не менее великодушно отправлен американской Фемидой в тюрьму на 8,5 лет). Благодарный американский народ увековечил имя Джека Кеворкяна в глаголе «to Kevork somebody» со значением «взять кого-то и тихо придушить» (известны даже гамлетовские вариации: «to Kevork or Not to Kevork»).

Третий «оглаголенный» народной мудростью персонаж — герой нашего сегодняшней истории Джеймс Креймер, который уже при жизни увековечен во фразе «Don’t Сramer me», что в вольном переводе звучит как «Не вешай мне этой чудовищной лапши на уши!».

Впервые я увидел неистового Джима, прозванного «приводным плунжером» (Driving Ram — с легкой руки издателя Ричарда Оппеля), в 1998 году на телевизионном финансовом канале CBNC. Джим, если мне не изменяет память, выступал в передаче Squawk Box — обязательной к просмотру ранним утром перед открытием бирж — и страшно горячился по какому-то сиюминутному поводу.

Внешне Креймер идеально вписывался в обобщенный образ типичного юриста из Нью-Йорка, и даже энергетика у него была характерная (впрочем, все жители Нью-Йорка одинаково напористы и бесцеремонны). Однако говорящую голову в том далеком эфире CBNC отличала совершенно невозможное для юриста качество: он постоянно находился на грани срыва в лютую истерику! Такого эмоционального впрыска на профессиональных биржевых телеканалах мне больше никогда не доводилось видеть.

Джим Креймер яростно размахивал руками, с пеной у рта доказывал собеседнику, что тот, как минимум, дурак, как максимум — ничего не понимает в рынке. В следующее мгновение Джим обижался и казалось, вот-вот заплачет. Однако уже через пять секунд он взрывался таким победным мефистофелевским хохотом, что даже у Федора Ивановича Шаляпина непременно забегали бы мурашки по спине.

Прошло без малого 20 лет, но то первое заочное знакомство с Джимом Креймером навеки запечатлелось в моем сознании. Запечатлелось не как частность, а как символическая реальность всего того, что я вкладываю в понятие «Уолл-стрит».

Надо сказать, что не один я, затерявшийся в офисных джунглях Сиэтла иностранец, сходу подпал под неукротимое очарование Джима Креймера. Под харизму этого пузатого, лысого, грубого, невоспитанного и при этом такого добродушного еврея попала вся Америка! Креймера обожали. Причем обожали амбивалентно, то есть одни им восхищались и заглядывали в рот, а другие ненавидели, однако тоже туда же заглядывали. И одним, и другим это обожание время от времени становилось в ох какую копеечку, однако они с иррациональным упорством возвращались снова и снова, слушали рекомендации (биржевые tips, наводки) Креймера, открывали позиции и… теряли деньги!

Не сомневаюсь, что любая попытка расшифровать магию этого фокусника финансового эфира через его биографию обречена на полное фиаско. Для проформы все же попробуем.

Биография Джима Креймера

Креймер родился в семье мелкого предпринимателя и художницы. С детства мечтал стать журналистом и писателем, однако деловую карьеру начинал с продажи мороженого на бейсбольных стадионах (a propos, завернутость на лапте Джим трепетно пронес через всю жизнь: каждая вторая его фраза по биржевой тематике заимствована из бейсбольного сленга). Окончил Гарвардский колледж, получил диплом с отличием, тесно сотрудничал со студенческой газетой. Перебрался в Лос-Анджелес, где работал журналистом и, после того, как его по третьему разу ограбили, четыре месяца спал в машине. Утомился по жизни, вернулся в образование и получил ученую степень в юриспруденции (опять же в Гарварде).

Параллельно с образовательной и журналистской жизнью Джима Креймера интенсивно и непрерывно развивалась жизнь трейдерская. В какой-то момент биржа берет верх над пером, и в 1984 году Джим устраивается брокером в одно из инвестиционных подразделений Goldman Sachs. Он торгует столь успешно, что в 1988-м создает собственный хедж-фонд, который в первый же год демонстрирует 47% прибыли.

Креймер покинул его лишь в 2001 году и сделал это с ореолом победителя: на протяжении 14 лет среднегодовая прибыль от его инвестиций составляла 24%! Результат феноменальный.

Дальше больше. В 1996 году Креймер становится соучредителем TheStreet.com, медийной интернет-компании, предоставляющей деловую и финансовую информацию, инвестиционные идеи и аналитические материалы для частных и корпоративных инвесторов. В мае 1999 года TheStreet.com выходит на NASDAQ по цене IPO, которая, однако, навсегда осталась самой высокой планкой в истории компании. В тот момент капитализация проекта составила 1,7 млрд долларов (доля Креймера, крупнейшего частного акционера, — 10%). Сегодня TheStreet.com стоит 50 млн и вопреки неимоверным усилиям и изобретательности все новых и новых проектов едва сводит концы с концами.

В нулевые Креймер полностью отходит от самостоятельного трейдинга и сосредотачивается на финансовой журналистике. Синонимом нового периода в жизни Креймера стала бесконечная череда скандалов, связанных с инсайдерским трейдингом, обвинениями в сознательном введении в заблуждение зрителей, слушаниями в Комиссии по ценным бумагам и биржам и судебными повестками. Кульминацией стал весенний конфуз 2008-го.

11 марта 2008 года, телестудия CNBC, прямой эфир. Самый влиятельный и популярный финансовый аналитик Америки, учредитель мегаресурса TheStreet.com, а по совместительству — владелец хедж-фонда Джим Креймер отвечает на вопросы зрителей: «Должен ли я беспокоиться о компании Bear Stearns (BSC) в плане ликвидности и продавать ее акции? Нет, нет и еще раз нет!!! Bear Sterns в полном порядке, не продавайте акции, у Bear Stearns нет никаких проблем, продавать акции — это глупость! Не будьте глупцами!». 12 марта — на следующий день, после громогласной рекомендации Джима Креймера — акции BSC упали на $1,4, 13 марта — еще на $4,6, 14 марта — уже на $27, а в воскресенье вечером руководство Bear Stearns подписало соглашение о поглощении компании банком JP Morgan Chase из расчета $2 за акцию!

Как бы там ни было, Джеймс Креймер даже после конфуза с Bear Stearns продолжает работать финансовым журналистом, ведет сразу несколько программ на CNBC, активно разрабатывает новый медийный проект, отпочковавшийся от TheStreet.com, — MainStreet.com. После того как CNBC категорически запретила Креймеру покупать и продавать ценные бумаги в течение недели до и после своих публичных заявлений, Джим обнаружил новую для себя нишу: теперь он рассказывает рядовым зрителям и слушателям, как профессиональная биржевая публика, начиная от менеджеров хедж-фондов и заканчивая брокерами и аналитиками, обманывает доверчивую клиентуру.

Эта тематика из уст Креймера пользуется столь же бешеной популярностью, что и в прежние времена пользовались его биржевые «наводки». Сказывается юридическое образование Джима, которое позволяет ему постоянно и безнаказанно балансировать на такой грани правдоподобия, на какую не отважился ни один представитель финансовой индустрии.

Биография в фактах

Женат на трейдерше (с 1988), живет в Саммит, Нью-Джерси.
Джиму Крамеру не разрешается покупать акции на свой счет, которые он рекомендует на CNBC, минимум в течение 5 дней после рекомендации на ТВ. Если какие-то акции, о которых он говорит на CNBC, есть в его портфеле, то об этом обязательно сообщается.

Крамер учился в Гарварде.
Работал в студ газете Гарвард Кримсон и даже стал ее президентом.
Работал журналистом в The Los Angeles Herald Examiner.
Его ограбили, 9 месяцев жил в машине.
Работал на губернатора Джерри Брауна.

Один из первых репортеров American Lawyer. Получил докторскую степень в гарвардской школе права. В это время он работал ассистентом Алана Дершовица.

В это время он начал инвестировать в рырнок акций. Он начал пиарить свои акции, оставляя записи о них на своем автоответчике. Владелец The New Republic Мартин Перец дал Крамеру инвестировать $500,000. В течение 2 лет Крамер заработал $150,000.

В 1984 эти результаты позволили Крамеру устроиться на работу брокером в Goldman Sachs Private Wealth Management. Успехи на этой работе влохновили Крамера на открытие собственного фонда в 1987 году — Cramer&Co, позднее  - Cramer, Berkowitz&Co.

c 1988 по 2000 фонд Крамера показал всего один отрицательный год — 1998. В 1999 фонд заработал 47%, и в 2000 +28%, опередив индекс S&P500 на 38%. В 2001 Крамер покинул фонд. 

За 14 лет фонд показывал среднюю ежегодную доходность 24%. Крамер зарабатывал примерно по $10 млн в год. В это время он еще и работал в журнале Smart Money. Крамера обвиняли в неэтичной практике покупки акций компании до выхода статьи, в которой он их расхваливал, что привело к обогащению на $2 млн.

В 1996 году Крамер в партнерстве с Мартином Перецем (1й инвестор Крамера) участвовал в создании сайта TheStreet.com, который занимается продажей платных торговых сигналов — отслеживанием динамики портфеля через сервис Action Alerts Plus. Доходность трастового портфеля, к которому привязаны торговые сигналы, с  2002 по 2009 составила 31,75%, против 18,75%S&P500. 

Также Крамер работал над проектами MainStreet.com, TheRoad.com (не удачно). 

Телепрограмма Mad Money c Крамером впервые вышла в эфир в 2005  году. На сайте CNBC было заявлено, что программа учит телезрителей думать как профессионалов на рынке акций, как анализировать акции, как правильно воспринимать рынок через призму новостей

Выводы

Итак, что мы можем почерпнуть из биографии для объяснения эффективности воздействия на общественное мнение Джима Креймера? Для начала, совершенно непонятно, как его квалифицировать. Потому что Креймер — и финансовый журналист, и финансовый аналитик, и менеджер хедж-фонда, и собственник финансового бизнеса! Креймер один и во всех мыслимых ипостасях!

Рискну взять на себя ответственность за предположение, что соединение всех мыслимых и немыслимых форм вовлеченности в инвестиционную индустрию не то, что не способствует усилению авторитетности слова Креймера в глазах простых людей, но, напротив, ослабляет эту авторитетность насколько это только возможно! Дело в том, что в народном мироощущении консистентность лидера, которая только и служит основой его авторитета, равно как и представление о его профессионализме никогда не строится на множественности.

Доверие вызывает лишь тот человек, который делает в жизни только одно дело!

Понимаю, что данное утверждение парадоксально, тем не менее оно основано на множественных эмпирических наблюдениях, которые я проводил в те далекие-предалекие времена, когда писал диссертацию по социальной мифологии.

Профессионал — всегда специалист в чем-то одном. Профессионал всегда должен быть узкопрофильным. Профессионал никогда не изменяет своей первой профессии. Ну и так далее. Человек толпы не будет доверять лидеру (а говорящая голова в эфире ведущего финансового телеканала Америки — это всегда претензия на лидерство), которые одновременно занимается многими делами «профессионально».

Думаю, что феноменальный успех, популярность и уровень массового доверия к Джиму Креймеру основаны исключительно на его харизме, а не на том, что он заработал 100 млн долларов будучи хедж-менеджером. Потому что в голове обывателя сразу же рождается вопрос: «А какого рожна ты тут устраиваешь клоунаду на экране, если у тебя уже есть 100 млн долларов?!». «Уличный Джо» просто не в состоянии понять, что этими 100 млн долларов не заканчиваются амбиции в жизни, и есть другие, не менее приятные аргументы (слава, например, или популярность).

Совсем другое дело — харизма. Харизма Джима Креймера — это феноменальная способность к манипуляции сознанием. Почти на гипнотическом уровне. Не поленитесь поискать на YouTube пару-тройку выступлений Креймера в любой из его передач и посмотрите их. Посмотрите именно в плане эффективности манипулированием аудиторией. Высший пилотаж! Это ас, какого вы никогда не видели в контексте фондового рынка.

Пора подводить итоги. Во-первых, мы выяснили, что прямая профессиональная вовлеченность в биржевую индустрию служит еще худшей визитной карточкой, чем профессия финансового журналиста. Если журналисту толпа не верит потому, что он «скоморох», то директору хедж-фонда не верят и подавно, потому что у того «корыстные интересы», и поэтому он «говорит только то, что ему самому выгодно» (Джим Креймер, как вы помните, изрядно приложил руку к дезавуированию авторитета директоров и брокеров). Так что профессия финансового аналитика, какой бы она ни была ангажированной на самом деле (в силу наемного статуса), по-прежнему остается эталоном для доверительных отношений с общественностью.

Во-вторых, я по мере сил попытался продемонстрировать читателю, что манипулятивные таланты и харизма конкретной личности — не менее сильный инструмент влияния и давления на общественное мнение, чем принадлежность к ученой братии.

Одним словом: люди, будьте бдительны! Я вас предупредил.

Источник : insider.pro

Трансляция сделок Day Trading на NYSE NASDAQ
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Чтобы первыми узнавать последние новости советуем вам подписаться на RSS. Если вы используете стандартные rss клиенты, можете кликнуть по ссылками ниже и читать новости в них, либо получать обновления на почту или твиттер:

Следуйте за мной на Twitter! Чат трейдеров в SKYPE!

Лучшие посты месяца

Комментарии

Самое интересное

Облако тегов

Группа Вконтакте

Партнеры

Меню: